«Антикварий». Антикварный дворик. (495) 220-05-98, (929) 677-15-98

Мобильная
версия
Image menu1 menu4
(495) 220-05-98
(929) 677-15-98
up_1Image
        На главную страницу
              Наши книги
              Карты, планы городов
              Гравюры, литографии
              Представительские подарки
              Новости
              Из истории книги
              Вопрос-ответ
book_upR
book_downR
Image
   Есть вопросы, звоните
 Контактный телефон (495) 642-15-98
Image
 

Image
Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Книга в античном обществе

  

На нашем сайте  представлены  -  редкие  антикварные книги, первые   прижизненные и букинистические издания,  старинные карты  и  гравюры.              

Античный мир, в первую очередь греческое и римское госу­дарственные образования дали культуре чело­вечества очень многое. В сущности, вся современ­ная европейская культура выросла на этой почве. В Древней Греции и Древнем Риме процветали нау­ки: математика, астрономия, медицина, география, история. Принципы римского права легли в основу законодательства многих европейских стран. Памятники греческого и римского искусства и сегод­ня сохраняют свою непреходящую ценность. К ан­тичности восходят почти все жанры европейской литературы.

Античность открыла новую страницу также и в истории книги.

В эпоху Римской республики и ранней империи латинская письменность бурно расцвела. Вошли в употребление новые писчие материалы, в том чис­ле папирус. Наряду с прямым, четырехугольным капитальным шрифтом, пригодным для высекания на камне, в Риме, как и в Греции, возник новый шрифт - закругленный, более гибкий и изящный, так называемый унциал, а также курсив - скоро­пись.

До того, как в Грецию попал папирус, там пользо­вались разнообразными материалами для письма. Самым распространенным был глиняный черепок - остракон. На остраконах велась хозяйственная пе­реписка, литературные же тексты обнаруживаются на них лишь изредка. Пользовались для письма и пальмовыми листьями, и, значительно чаще, ли­повым лубом, на котором писали и в Италии. В частности, одно из значений латинского слова liber (книга) как раз подразумевает луб.

Плиний Старший упоминает среди других пи­счих материалов plumbea volumina - свинцовые ру­лоны. На острове Родос был найден такой рулон. Толщина свинцового листа - всего треть миллиме­тра, так что сворачивался он легко. На свинце за­писывали молитвы и заговоры, опускаемые в моги­лу вместе с покойным. Самый длинный из из­вестных нам текстов, записанных на свинце, - эпическая поэма Гесиода «Труды и дни». Как на пальмовом листе, так и на свинце, буквы выводили острым металлическим инструментом. Иногда употребляли и чернила.

Плиний Старший упоминает и libri lintei - льня­ные книги. Впрочем, на ткани писали уже в Древ­нем Египте. Например, записывали молитвы на тех бинтах, которыми пеленали мумии. На холсте вел свой дневник император Аврелиан (270-275 гг. н.э.). Однако ни один из этих материалов не приобрел решающего значения в истории книги.

Главным материалом для письма в античности служили папирус, пергамен и деревянные дощеч­ки. Дерево использовалось для письма еще египтя­нами, а греки переняли его от финикийцев вместе с алфавитом. Законы Солона (VI в. до н.э.) были записаны на кипарисовых досках. Немецкое слово buch и английское book свидетельствуют о том, что книги некогда писали на буковых дощеч­ках. И в Риме дощечки - tabulae, tabellae cerae - употреблялись очень широко. Их красили в белый цвет (кстати, слово «альбом» - «Album» - и означа­ло первоначально: «белая доска») или штукатури­ли тонким слоем, чтобы легче было и писать, и читать, и смывать написанное. Впрочем, самым распространенным способом было вощение до­щечки: чтобы воск не стирался с текстом, середину выскребали и заливали желтым или черным вос­ком, по которому процарапывали текст. На черном фоне он выделялся особенно отчетливо. Метал­лический инструмент для процарапывания назы­вался стилем - отсюда и современные слова «стиль», «стило». Один конец стиля был заострен, а другой представлял собой подобие лопаточки, с помощью которой затирали ненужное.

Подпись: Полиптих - древнейшая форма книги. IV-VI вв.

Полиптих - древнейшая форма книги. IV-VI вв.

Навощенные дощечки использовались для школьных упражнений, деловых записей, чернови­ков, писем. Прочитав написанное, можно было лег­ко его стереть и тут же писать ответное послание. Если одной таблички оказывалось для всего текста недостаточно, то в дощечках одного формата прос­верливали отверстия, и связывали таблички в кни­гу - кодекс (caudex значит дерево). Кодекс, со­стоящий из двух дощечек, греки называли diptycha, а римляне duplices; из трех дощечек - triptycha и triplices; из большего количества - poliptycha. При со­ставлении кодекса вощили лишь внутренние сто­роны крайних дощечек. Получалось что-то вроде современной обложки. Наружные стороны укра­шали золотыми или костяными инкрустациями, а люди победнее просто выводили свои имена.

С изобретением кодекса книга впервые получи­ла форму, близкую к нынешней. А когда кодексы стали составлять из пергаменных листов, то и воз­никла как раз такая книга, какую мы привыкли ви­деть.

Античный мир заимствовал с Востока не только систему письма, но и папирус. Видимо, папирус по­пал в Грецию не ранее VII в. до н.э., когда между Грецией и Египтом установились постоянные тор­говые связи. И вплоть до III в. до н.э. он оставался главным писчим материалом. Однако, сохраняя монополию на его производство, Египет постоян­но взвинчивал цены. В результате начались поиски более дешевого материала. Им в римскую эпоху и оказался пергамен.

Вообще-то выделанные шкуры использовались для письма уже с незапамятной древности, в том числе в Египте и Ассирии, на обработанной коже евреи записывали свои священные книги. Еще сов­сем недавно ирокезы в Северной Америке изо­бражали на коже тотемы и пиктограммы. Особую роль тут сыграло малоазиатское эллинистическое государство Пергам (отсюда и название «перга­мен»), но монополию на изготовление этого писче­го материала ему не удалось удержать надолго. Греция, а затем Рим и его провинции сами налади­ли производство пергамена. О технологии его изго­товления в античные времена нам известно мало. Самый ранний рецепт относится к VIII в. н.э. На пергамен шла овечья, козья или телячья шкура, реже - кроличья, заячья и даже кошачья. Самый же лучший, самый тонкий пергамен выделывали из кожи еще не родившихся телят или ягнят. Сначала шкуру замачивали в известковой воде, чтобы раз­мягчить, затем растягивали на раме и серповидным ножом (rasorium или novaculum) тщательно соскре­бали остатки мяса и шерсти. Очищенную кожу от­беливали известью, полировали с обеих сторон пемзой и втирали мел. Кожа получалась тонкой, изжелта-белой, одинаково гладкой с обеих сторон. По сравнению с папирусом пергамен обладал мно­гочисленными преимуществами: он прочнее, его легко сгибать и резать (хотя поначалу это важное его качество осталось незамеченным, и пергамен наподобие папируса сворачивали в свитки). Писать на нем можно было с обеих сторон листа. Не было и проблем с сырьем, хотя шкуры обходились дороже папируса: ведь на одну-единственную книгу прихо­дилось забивать целое овечье или козье стадо.

Длительное время папирус и пергамен употре­блялись параллельно. С III-IV вв. н.э., ввиду упадка производства папируса в Египте, пергамен стал выдвигаться на первое место. Окончательно вывоз папируса из Египта прекратился лишь в VIII в., пос­ле завоевания Египта арабами, и арабы принесли в Европу бумагу - материал гораздо более удобный и дешевый, чем папирус или пергамен.

Как и в Египте, в Европе писали на папирусе и пергамене заостренной камышовой палочкой-ка­ламом (лат. calamus). Лучшие сорта камыша приво­зили из Египта и Малой Азии. Античный калам несколько отличался от египетского - его конец был не только заострен, но и расщеплен, чтобы по­лучался более тонкий след. С IV в. н.э. наряду с ка­ламом стали пользоваться птичьими перьями (лат. penna avis), и это инструмент на века. В античные времена известны были и металлические перья, - из бронзы, серебра, даже золота. Однако большого распространения они не получили, так как не обла­дали эластичностью и рвали писчий материал.

Чернила приготовляли из разведенной сажи и клея. Получаемая смесь почти не выцветала и лег­ко смывалась. В IV в. н.э. появились чернила на ос­нове железистых соединений. Заголовки и другие, подлежавшие выделению, места текста писали красными чернилами (лат. rubrum> - ср. современ­ное слово «рубрика», «красная строка»), и в чер­нильницах - глиняных или металлических - было соответственно два отделения - для черных и красных чернил. Впрочем, известны тексты, сплошь написанные красными чернилами.

А для самых роскошных антикварных книг использовали чер­нила золотого и серебряного цветов. И только один император мог писать пурпурными чернилами.

В античные времена книга значительно измени­ла свой внешний вид. Согласно ряду источников, книжные свитки (по египетскому образцу) в Гре­ции сворачивали уже в V в. до н.э., но сохранились лишь более поздние - IV в. до н.э. В 1902 г. в Египте, в Абукире, на кладбище, подле мумии умершего грека, был найден в форме свитка фрагмент поэмы Тимофея Милетского «Персы» (приблизительно 450-360 г. до н.э.). Этот свиток и является древ­нейшей из сохранившихся греческих книг. Внеш­нее его оформление еще очень архаично и прими­тивно. Окончательно элементы античного свитка сформировались в эллинистическую эпоху - к IV-III вв. до н.э.

Свиток из склеенных листов папируса (обычно не более двадцати) по-гречески назывался tomos (ср. наше «том»), а на латыни - scapus. Если текст не умещался в один том, то подклеивали еще несколь­ко листов. Впрочем, античные свитки не достигали чрезмерной длины и редко превышали 10 метров. Свиток нормального размера в свернутом виде представлял собой цилиндр диаметром 5-6 см, так что держать его в руке было достаточно удобно. Высота свитка обычно составляла 20-30 см. Однако известен свиток высотой 37 см (экземпляр траге­дии Еврипида). Бывали и миниатюрные издания - например, относящийся ко II в. до н.э. сборник эпи­грамм на женский пол. Высота этого свитка всего 5 см. Римский государственный деятель и оратор Ци­церон утверждал, что видел своими глазами текст всех двадцати четырех песен «Илиады», перепи­санный на столь тонком пергамене, что весь свиток умещался в ореховой скорлупе.

Текст писали столбцами, высота которых зани­мала от 2/3 до 5/6 высоты свитка.

Заголовок помещался не в начале, а в конце свит­ка, чтобы предохранить от стирания при частом чтении (ведь в основном изнашивалось начало свитка). Конечно, читателю это было не очень удобно, а потому к свитку прикрепляли еще перга­менную ленту с сокращенным заголовком (titulus) или же выписывали титул на оборотной стороне свитка.

Свитки из папируса - материала хрупкого и не­прочного - хранились недолго, в редчайших слу­чаях и при самом тщательном присмотре около двухсот лет. Влажность, черви, насекомые - все это быстро губило его. Чтобы продлить жизнь свитка, его смазывали кедровым маслом и держали в пергаменном футляре (paenula или membrana). Богатые библиофилы красили футляры пурпуром и употребляли специальные ящики (scrinium или capsa), в которые складывали по 5-15 свитков.

Со временем свитки все чаще стали делать из пергамена. Составлялись целые «кожаные» би­блиотеки. Юридическую и литургическую литературу переписывали чаще всего именно на пергаме­не, ибо он более, чем папирус, был пригоден для длительного хранения и активного использования.

Историческое значение пергамена заключается в том, что он создал условия для перехода к более удобному типу книги - кодексу, который и является предшественником современной книги; с употре­блением пергамена начало развиваться и искусство графического оформления книги.

Впервые о манере сшивать пергаменные листы в тетради упоминает Марциал. Он не назы­вает эти тетради кодексами: ведь codex - это caudex, доска. В тексте Марциала такие тетради наз­ваны pugillares membranei - кожаные таблички для письма. На них Марциал и писал свои эпиграммы. Пергаменными тетрадями с текстами произведе­ний классиков - Гомера, Вергилия, Цицерона, Тита Ливия и других - пользовались в школах. Ведь кни­га, с которой школьник работает ежедневно, долж­на быть прочной. Потребности школы ускорили распространение прочного и удобного пергамен­ного кодекса. Были, разумеется, и другие причины. Чтобы отыскать в свитке нужное место или цитату, приходилось разматывать его цели­ком. Кодекс был удобнее и к тому же позволял пол­нее использовать писчий материал - обе стороны листа. На свитке любая дописка на оборотной сто­роне опять же вынуждала перематывать весь сви­ток заново.

В общем, преимущества кодекса были оче­видны, и уже в III в. свитки начинают исчезать из библиотек знати, вытесняемые кодексами. Пример подавали императоры. В 235 г. император Максимин владел великолепно оформленным кодексом с текстом гомеровских поэм. Листы таких рос­кошных изданий были окрашены в пурпур, а текст написан золотыми или серебряными буквами. Пер­воначально формат кодекса был умеренным - при­близительно как современные ин-кварто или даже ин-октаво, а в III-IV вв. появились гигантские фо­лианты (лат. folium - лист).

Изготовляли кодекс так: пергамен нарезали оди­наковыми прямоугольными листами, сгибали их пополам и сшивали в тетрадь по четыре листа (греческое слово tetradion означает четыре). Из та­ких тетрадей и составляли кодексы. Для предохра­нения их от внешних воздействий с обеих сторон прикрепляли доски, иногда - куски толстой кожи.

В размещении текста на листах кодекс во всем подражал свитку: заголовок, например, продолжа­ли по традиции писать в конце антикварной книги, хотя это и утратило смысл. Даже в XV в. в первопечатных книгах - так называемых инкунабулах - заголовок помещали на последней странице - в колофоне.

При переписывании тексты зачастую искажались до такой степени, что трудно было восстановить авторскую мысль. Это беспокоило Цицерона. У него и возникла мысль вовлечь в книгоиздательскую деятельность своего баснословно богатого приятеля. Книгоиздательст­вом и книготорговлей в античном обществе обыч­но занимались представители низших сословий, вплоть до вольноотпущенников. Аттик же принад­лежал к сословию всадников, издавать и продавать книги мог лишь неофициально, изображая из себя бескорыстного мецената (хотя на деле, конечно, не забывал и о прибыли). По свидетельству историка Корнелия Непота, Аттик собрал большую группу редакторов, корректоров и переписчиков. К редак­тированию книг на греческом языке был привлечен известный грамматик Тираннион. По всей видимо­сти, сам Корнелий Непот осуществлял редактиро­вание на латинском языке. Свою деятельность Ат­тик начал с выпуска сочинений самого Цицерона. Особая же заслуга его «издательства» - великолеп­ное издание сочинений Платона. Редактировал это издание Тираннион, пользуясь сочинениями Пла­тона, сохранившимися в библиотеке Аристотеля. Эта библиотека попала в Рим как военный трофей консула и диктатора Суллы.

Аттик прославился также изданием первой в древности иллюстрированной книги. Это были «Портреты», принадлежащие перу видного учено­го и писателя Теренция Варрона (116-27 гг. до н.э.) - около 700 биографий и изображений выдающихся римлян и греков. Способ изготовления портретов был совершенно необычным для того времени. На дощечках из твердой древесины выре­зались портреты и имена в зеркальном отображе­нии. Дощечку смазывали черной краской и прижи­мали к листу папируса, получая четкий отпечаток. Предполагают, что этот способ размножения ил­люстраций придумал сам Варрон. В сущности, речь идет о первом шаге на пути к изобретению печати.


В нашем  магазине  представлены  -  редкие  антикварные книги, первые   прижизненные и букинистические издания,  старинные карты  и  гравюры.

 
другие статьи из истории книги